Приэльбрусье давно манило меня своими красотами, но как-то всё не получалась поездка, да и курс рубля был высоким, Альпы были вполне доступными, и вот когда нашей валюте указали её место сложились все условия для увлекательного путешествия. Ехать пришлось одному, так как дети уже выросли и предпочли компании ровесников, а с женой ехать – отпуск портить. Основной целью поездки было катание на горных лыжах и хотелось ещё побродить по ущельям, полюбоваться красотой горных рек, подышать неповторимым горным воздухом, погреться в жгучих лучах ультрафиолета весеннего кавказского солнца . В последний раз доводилось мне побывать в тех краях 30 лет назад и, судя по тем воспоминаниям, которые у меня сохранились, там мало что изменилось, особенно на Чегете.

Чегет это гора особенная, не сравнимая ни с одной из европейских гор, суровая и величественная, не прощающая ошибки и дающая такие эмоции которые не забываются никогда. С Чегетом связаны мои юношеские воспоминания, когда меня, только вставшего на лыжи, завезли на самый верх горы, этот урок запомнился мне надолго. И сейчас, спускаясь в очередной раз по доллару (одна из трасс северного Чегета), клянёшься себе закончить катание, но добравшись до подножия, постояв и отдышавшись, чувствуешь что какая-то сила вновь тянет тебя наверх и катаешься дальше и дальше получая лошадиные дозы адреналина, пока не начинают подкашиваться уставшие ноги. Отдельно стоит сказать о канатной дороге Чегета которой исполнилось 50 лет, о чём горделиво повествует плакат на выкате с юга. Возраст довольно внушительный, можно сказать предпенсионный, но ,видимо, долголетие – одна из важных традиций на Кавказе и, похоже, ни реконструировать, ни, тем более, строить новую никто не собирается.

С верхней точки горы открывается величественная панорама Главного Кавказского хребта, сияющая ледяной короной красавица Накра, задумчивый Донгуз Орун в нахлобученной снежной шапке, братья Когутаи с пирамидальными вершинами, неприступная рогатая Ушба. Часами можно созерцать эту потрясающую картину, но уж очень хотелось покататься, почувствовать скорость, покорить чегетские бугры и овраги. Поскольку снегопадов почти не было, солнце растопило поверхность снега на южной части горы, ночью всё замёрзло и образовалась прочная ледяная корка под которой ещё оставался рыхлый снег. Поэтому катание по югам было очень тяжёлым и некомфортным, хотя склоны там положе, пришлось уйти немного на север, долго катался над Аем, периодически спускаясь до низа по доллару.

Нельзя было обойти вниманием высочайшую вершину Европы – Эльбрус - этот двухголовый великан расположился в самых верховьях Баксанского ущелья. После Чегета трассовое катание на Эльбрусе показалось мне скучноватым. Широкая 7-километровая сине-красная трасса была выглажена ратраками и, после 3 спуска, с механически повторяющимися поворотами, хотелось какого-то разнообразия.

Сама по себе высота производила невероятные ощущения, и я с большим удовольствием покатался по трассе Гара-Баши – Мир. Но и этого показалось мало и, за отдельную плату меня на снегоходе забросили с лыжами ещё выше до скал Пастухова. Водитель сказал что высота здесь 4700 м. Такая высота остро чувствовалась в любых движениях, особенно при подъёме даже на несколько несколько шагов, сердце бешено стучало, голова наполнялась какими-то звенящими звуками. И в то же время какая-то эйфория наполняла всё тело, и я начинал понимать альпинистов стайками проходивших мимо. С некоторыми из них довелось поболтать стоя у подножия скал Пастухова, у них был высотомер, и он показывал 4697 метров.

В этот день мне повезло с погодой, и я долго ещё наслаждался потрясающим видом, много фотографировал и потом, просматривая снимки, понимал, что они не содержат и сотой доли тех ощущений которые испытываешь увидев всё своими глазами..

Активно откатавшись несколько дней, вечером решаю поехать завтра на Эльбрус, но проснувшись утром, чувствую что ноги не согласны, нужно остановиться и передохнуть. Сидеть в номере не хотелось, Чегетская поляна и Азау уже исхожены и отфотографированы, и я отправился в поход на Поляну Нарзанов. До источников было около 5 км, дорога шла вниз, и я с удовольствием прогулялся по живописной тропке вдоль речки. По дороге встретил попутчицу москвичку и мы незаметно, обсуждая политические проблемы и кризис на Украине, дошли до места. Сама поляна представляет собой очень интересное создание природы, на небольшой площадке находятся сразу несколько источников минеральной воды и каждый источник обладает своим вкусом, не похожим на другие. Напробывавшись досыта, выбрал самый нижний источник, вкус которого напоминал почти забытую настоящую минеральную воду Нарзан из далёкого детства в зелёных стеклянных бутылках. Местные рассказывали, что проходит несколько лет, пока капля такой воды, пройдя сквозь толщи горных пород и впитав в себя минералы и микроэлементы каменных гротов, выйдет на поверхность чтобы раствориться в стремительных водах реки Баксан. И что интересно, эта вода не может долго храниться, уже через сутки на дне бутылки появляется осадок и ухудшается вкус.

Забрёл ещё полюбоваться на замёрзший водопад Безымянный чуть выше Поляны. Застывшие ледяные струи красочно переливались в ярких солнечных лучах образуя неповторимую скульптурную композицию сотворённую самой природой.

Вспоминается ещё один единственный пасмурный день поездки, это был самый первый день катания. Как обычно, после долгого перерыва, очень хочется быстрее на гору и кататься, кататься, наслаждаясь скоростью, живописными видами, вдыхая полной грудью пьянящий горный воздух. И вот, проснувшись довольно рано, несмотря на сутки в дороге, собираюсь с большим нетерпением и подхожу к канатке к самому открытию, благо, что гостиница в двух шагах от ККД. Отель, кстати, в котором я жил вполне заслуживает добрых слов, единственное, что не понравилось, это сломанная душевая кабина, а точнее от кабины отломали стенки, оставив только поддон, до сих пор ума не приложу, зачем это было сделано, но после душа на полу оставалась огромная лужа. И вот, поднявшись наверх, попадаю в большое снежное облако, верхняя стация канатки Чегета 3100 метров нум, есть ещё бугель на 3200, но он не работал из-за погоды. Народу было мало, и я на фоне акклиматизации и практически нулевой видимости на север решил не соваться, юга же тоже надо посмотреть. Застегнув всё что можно, ухожу на траверс вправо, рельеф ещё не изучен, поэтому двигаюсь медленно и осторожно. В тумане пропадают опоры канатки, немногочисленные попутчики тоже растворились в белой пелене и я остаюсь один в суровых объятиях Чегета. Мимо проплывают огромные каменные глыбы, безмолвно застывшие словно памятники, только бы в Грузию не уехать – мелькает в голове.

В ту же секунду я ощутил себя лежащим в сугробе, весь в снегу, с отстегнувшейся лыжей и полностью потерянным в пространстве. После этого понадобилось некоторое время чтобы прийти в себя, найти лыжу и застегнуть крепления. Выбора не оставалось, и я продолжил спускаться избегая крутых участков, для этого пришлось уйти южнее и вдруг, неожиданно из тумана выплывает кафе «Ай». У меня произошёл разрыв сознания, кафе находится к северу от канатки, практически рядом со станцией пересадки, видимо Чегет приготовил для меня немало сюрпризов. Подъехав вплотную, я немного успокоился, строение было совсем новое, без каких либо табличек и названий, я даже обошёл его и поторкался в закрытую дверь. Позже я узнал, что это был пункт наблюдения пограничников и мне сильно повезло что там не было хозяев, они могли запросто меня задержать «до выяснения». Не дождавшись гостеприимства я спустился в узкий овраг, предположив что это русло реки и она выведет меня на Чегетскую поляну. Дорога дальше была совсем не скучной, на всём протяжении этого узкого жёлоба с крутыми стенами были нарыты огромные снежно-ледяные бугры с выступающими камнями. Вдоволь напрыгавшись на этой трассе могула и подрав лыжи, я решил больше не ходить этим маршрутом. Расчет оказался верным и вскоре я выкатился прямо к нижней станции ККД. Предстояло серьёзно обдумать план дальнейших действий на этот день, поэтому я сел и выпил пару стаканчиков глинтвейна возле фанерной будки с молодым гостеприимным хозяином. Разговорившись с ним, я удивился, что местные жители, а это, в основном, балкарцы, не умеют, да особо и не хотят кататься с этих величественных гор, предпочитая отдых внизу, в долине. Через некоторое время мои утренние приключения показались мне недостаточно интересными, и я снова рванул наверх с целью исследования новых маршрутов. Но на третьем спуске, увлёкшись скоростью, я грохнулся уже серьёзнее и ушиб плечо и шею, видимо этого мне уже показалось достаточно и я, откатавшись полдня, закончил катание, не без сожаления посматривая на купленный утром дневной абонемент.

Многое хочется сказать ещё об этом поистине уникальном природном создании, которое называется Чегет, любовь к этой горе зародилась у меня в далёкие юношеские годы, когда нас сюда привозили из альплагеря организованными группами под присмотром строгого инструктора. Шаг влево, шаг вправо – дисквалификация, на гору больше не возьмут, о том чтобы поехать одному и речи быть не могло. И даже, несмотря на это, какой был праздник, когда разрешали вырваться от скучного учебного склона на простор Чегетских высот, терпеливо переносили часовые очереди на канатку, грозные окрики старших товарищей ради этого стремительного полета в клубах снежной пыли на старых прокатных раздолбанных лыжах с допотопными шариковыми креплениями, которые, замерзая, не очень охотно отстёгивались при падении. И даже когда лыжа чудом отстёгивалась, она без скистопов, набирая бешеную скорость снаряда, неслась под громкие крики «-лыжа» мимо уворачивающихся людей.

Сама по себе гора не выделятся особой высотой, не поражает красотами и даже выглядит снизу совсем безобидной и пологой. растянувшимся вдоль реки Баксан отрогом Кавказского хребта. Но когда поднимаешься наверх и уходишь на северный склон, захватывает дух и с трудом себе представляешь, что придётся спускаться вниз на лыжах. Верхняя часть горы лишена растительности и в случае малейшей ошибки при спуске зацепиться практически не за что, уверенности не прибавляют и торчащие из под снега острые каменные глыбы. Довольно популярна среди любителей Чегета зигзагообразная трасса «доллар», крутые участки чередуются с бугристыми могульными, проходя по ней, испытываешь особые ощущения, а то, что спина мокрая от пота чувствуешь уже только внизу. Cпустившись по «доллару» понимаешь что совершил маленький подвиг.

Уже год прошёл, а я всё никак не закончу отчёт по поездке, воспоминания потихоньку стираются, но тем интереснее, то что не смогу вспомнить буду придумывать ). Две недели кавказской сказки пронеслись молниеносно. "Снизу кричат поезда, правда кончаетя март, ранняя всходит звезда, где-то лавины шумят..." Нашёл попутчиков до аэропорта - ребят из Питера, они нашли машину на утро, распрощался с хозяйкой отеля и в путь. Водителем оказался белокурый балкарец, к моему большому удивлению, но всё остальное у него было в порядке, средняя скорость была около 120 км, коровы, переходящие дорогу едва успевали уворачиваться. И вот, проехав заключительный в этом сезоне слалом менее чем за 3 часа, мы прибыли в Минводы, у питерцев самолёт был раньше, и мне предстояло ждать несколько часов. Но я не унывал и решил погулять по южному городку Минеральные воды. На пути из аэропорта ко мне по очереди приставали таксисты и выбегающие из закусочных шашлычники, но торопиться мне было некуда, ласково светило мартовское солнышко и неспеша я добрёл до города. Может быть надо было нанять гида, но городок не произвёл на меня сильного впечатления, помотавшись по центральным улицам пару часов я уехал назад в аэропорт. Дальнейшая дорога тоже не принесла никаких приключений (я их, впрочем, особо и не жаждал) - самолёт, Москва, поезд, Нижний. Яркие краски горных пейзажей до сих пор живут в моей памяти и приглашают в очередную поездку К сожалению, съездить туда в этом сезоне не получилась, но времени я зря не терял и нарисовал себе этот сайт.